Forbes - Республика «Дордой»

03 Июл 2011
Megamarket

«Дордой» не просто большая барахолка, это крупнейший вещевой рынок в Центральной Азии, раскинувшийся на территории 100 га (для сравнения: московский Черкизовский рынок занимал 66 га). Вдоль улиц этого города в два этажа расставлены 10 000 контейнеров, верхний ряд отведен под склад, внизу магазин. Более 40 000 торговых точек работают 364 дня в году, единственный выходной — 1 января.

Бойкая торговля начинается уже в шесть утра. Между контейнерами снуют развозчики товара с огромными тачками, запоздавшие торговцы оформляют внешние и внутренние витрины, более расторопные уже ведут переговоры с оптовиками. Заканчивается торговля днем, ближе к вечеру все контейнеры закрыты. По данным исследования Всемирного банка «Базары и интеграция торговли в Центральной Азии», в 2009 году товарооборот «Дордоя» составил $4 млрд (данных за 2010 год нет). До кризиса 2008 года, по оценкам, эта сумма приближалась к $7 млрд.

Почти весь товар (более 90%) здесь китайский. Тысячи киргизских челноков закупаются в Китае и заполняют «Дордой» дешевой одеждой, обувью и электроникой. За уже отсортированными товарными партиями на бишкекский рынок приезжают коробейники с севера — из Казахстана и России. На границе у них серьезных проблем не возникает — груз весом до 50 кг и стоимостью до $1000 таможенными сборами не облагается. Предприниматели-одиночки везут товар самостоятельно, оптовики передают разбитую по 50 кг товарную партию специализированным транспортным компаниям, которые доставляют груз до места назначения, оформляя его на казахской или российской таможне.

За годы независимости Киргизия превратилась в основную перевалочную базу китайских товаров на пути в Казахстан и Россию. «Кыргызстан стал главной платформой реэкспорта, — говорится в исследовании Всемирного банка. — Киргизские торговцы, как видно, конкурентно превосходят своих партнеров в других странах Центральной Азии в своей способности закупать товары из оптимальных по цене источников, а также определять спрос на них».

Дело, конечно, не только в предпринимательских качествах киргизских торговцев. После вступления Киргизии в ВТО в 1998 году границы с соседним Китаем стали прозрачными — торговля ведется беспошлинно или по минимальным тарифам. Далее китайский ширпотреб и электроника доставляются в Россию. «Около 70% товара уходит туда, от Челябинска до Красноярска, — говорит Салымбеков. — Это наша территория, а европейскую часть раньше обеспечивал товаром Черкизовский рынок».

На границе с Казахстаном челнокам нужно заплатить за китайский товар пошлину в размере €0,6 за 1 кг, но и этот минимальный сбор можно обнулить. Ведь если товар имеет киргизское происхождение, то ввозить его на территорию СНГ можно беспошлинно. Превратить китайский товар в киргизский — дело техники, зачастую текстильные изделия из Китая ввозятся в Киргизию без каких-либо опознавательных знаков. «Бирки любой страны и любого бренда можно купить на рынке и пришить их тут же или уже в России», — говорит владелец нескольких торговых точек на «Дордое» Ибрагим.

По официальной статистике, в 2004 году российская таможня оформила импорт 7 млн единиц швейных изделий из Киргизии, в то время как на киргизских фабриках было произведено всего 2 млн единиц. К 2008 году ввоз швейных изделий с биркой «Сделано в Киргизии» в Россию вырос почти в шесть раз, до 40 млн штук.

Во времена Советского Союза в Киргизской ССР были развиты текстильная и швейная индустрия, но в начале 1990-х все предприятия отрасли развалились. После вступления страны в ВТО легкая промышленность стала быстро восстанавливаться. Секрет прост: китайские ткани и фурнитура ввозятся беспошлинно, а рабочая сила в стране дешевая. Киргизские швейники работают на дешевом китайском оборудовании, поэтому себестоимость изделий выходит минимальной.

Предпринимательница Лариса Попкова владеет на «Дордое» двумя контейнерами, где продается одежда, изготовленная ее пошивочной фирмой «Лариса». И все разговоры о манипуляциях с бирками Попкову сильно задевают. Фирма «Лариса» работает уже 17 лет и занимается исключительно пошивом женской одежды, которая пользуется, по словам хозяйки, хорошим спросом в России. Пошивочные цеха «Ларисы» расположены в недавно построенном здании с огромными окнами. На трех этажах трудятся полсотни швей, на четвертом модельеры разрабатывают новые блузки.

«В каждое изделие вшито «Сделано в Киргизии», сделано гораздо лучше, чем в Китае или Турции, но при этом дешевле. — Попкова показывает разноцветные блузки одну за другой. — Все ткани из Кореи, очень много ручной работы, вышивки. Какой смысл брать дешевый китайский товар?» Блузки от «Ларисы» на «Дордое» стоят от $5 до $17, в России они продаются в несколько раз дороже. Попкова работает в достаточно высоком, по киргизским меркам, ценовом сегменте. В городе много предприятий, где блузки шьют из китайских тканей и за $2.

Сейчас в швейной индустрии работает 430 предприятий, по неофициальным данным, которые приводятся в докладе федерального Агентства США по международному развитию (USAID, отвечает за невоенную помощь США другим странам), в Киргизии около 5000 швейных цехов, на которых только в Бишкеке занято свыше 300 000 человек — треть всего населения города. Профессия швеи с заработком $200–500 в месяц в Киргизии — одна из самых высокооплачиваемых и востребованных. При этом швеи трудятся по 18 часов в день, включая выходные. Оплата сдельная, отсюда и такие нагрузки. Лариса Попкова разрешает работать даже по ночам: «Вхожу в положение, если у человека днем дела, хотя мне и невыгодно жечь лишнее электричество для освещения цеха».

Сокращенная версия статьи от 3 июля 2011 г.
Автор - Игорь Попов, Forbes.RU

Комментарии

Сообщения не найдены

Написать отзыв